Всеволожск: пригород, ставший мегаполисом

Всеволожский район, по официальным данным – одна из наиболее активно развивающихся территорий Ленинградской области. Однако введённое в эксплуатацию рекордное количество квадратных метров отнюдь не означает качество построенного жилья и комфортную жилую среду. Как выяснилось в ходе круглого стола «Всеволожск. XXI век», претензий к градостроителям и городской администрации у представителей общественных организаций и жителей Всеволожска накопилось немало.

По словам ведущего дискуссии Александра Минакова, для Всеволожска сейчас актуальны те же вопросы, которые так активно обсуждаются в Петербурге и Ленобласти. В их числе – транспортная политика, связь города с другими объектами агломерации, объединяющей Петербург и Ленинградскую область, а также нехватка инфраструктуры, которая не успевает за активным расширением жилой застройки. «Ситуация с транспортом и соцкультбытом везде очень похожая: была сельская структура с узкими дорогами, отсутствием инженерной и социальной инфраструктуры, и вдруг приходит крупный застройщик со своими крупными средне- и многоэтажными домами, садится на эту транспортную инфраструктуру, на это отсутствие инженерии и соцкультбыта – и возникают проблемы», — пояснил  заместитель генерального директора Института территориального развития Владимир Аврутин. По мнению эксперта, такое положение характерно для всей территории, окружающей Петербург.

Одна из основных причин возникших проблем – в несбалансированном и зачастую некорректном планировании городского развития, когда те, от кого зависит общая стратегия развития района, пропускают те или иные этапы градостроительной деятельности. Так, рассматривая план будущего микрорайона Румболово, Владимир Аврутин продемонстрировал участникам дискуссии, что существующие Правила землепользования и застройки не соответствуют генплану Всеволожска. Сам генплан города тоже не без изъянов: по словам эксперта, расчёты транспортной и социальной инфраструктуры в документе неверны. При этом расчёт количества необходимых для микрорайона  объектов инфраструктуры без  проекта планировки невозможен.

Тему анализа документов территориального планирования продолжила главный инженер института «Урбаника» Ольга Можгова. В качестве примера их нынешнего несовершенства она привела расхождения в численности населения, указанной в различных документах. Так, согласно генплану, в посёлке Мурино живёт 39 800 человек, но если посмотреть на выданные проекты планировки территории, население резко увеличится до 190 000 человек. В результате становится непонятно, какое количество людей администрация готова разместить на территории муниципалитета. . «В генплане – одно, в проекте землепользования и застройки — другое», подытожил Александр Минаков. Вопросы «где эти люди будут работать?» и «как содержать построенный жилой фонд?» также остаются без ответов. Застройщики, которые реализуют масштабные жилые проекты при поддержке региональных властей, разумеется, не будут на них отвечать

Откуда появляются такие расхождения? Как объяснил адвокат Евгений Баклагин, администрация обязана выдать градплан собственнику земельного участка, даже если проекта планировки и межевания территории населённого пункта нет. Застройщик, в свою очередь, опирается на максимальные значения предельных параметров разрешенного строительства, тем самым создавая гетто там, где можно было бы построить комфортный квартал. Евгений Баклагин предложил два решения этой проблемы. Первое – пересмотреть генеральные планы поселений и уменьшить допустимую плотность застройки. Второе – разрабатывать проекты планировки территорий за счет бюджета, чтобы собственники земли действовали в рамках этих документов. Цифры, приведённые экспертом, поражают: на данный момент инфраструктурой обеспечены всего лишь 10% новостроек Ленобласти. Бюджет региона, по последним официальным данным не сможет обеспечить необходимыми инфраструктурными объектами более 300 000 квадратных метров жилья.

Последствия сложившейся ситуации могут оказаться плачевными. Сейчас квартиры в Ленобласти пользуются спросом у горожан из-за своей сравнительно низкой цены. Покупатели рассчитывают, что, спустя пару лет после ввода в эксплуатацию нового дома, рядом с ним построят школу, детский сад, поликлинику, дороги и прочие необходимые объекты, как и обещал застройщик. Тем не менее, время идёт, а школы и дороги так и не появляются. В этом случае новосёлы многоквартирных жилых комплексов либо пополняют ряды активно протестующих общественных движений, либо делают попытку продать квартиру и вернуться в Петербург. Продавать зачастую приходится задёшево, что приводит к росту числа социально неблагополучного населения в новых кварталах Ленобласти и общей деградации района.

Нехватка объектов инфраструктуры и перегрузка инженерных сетей в условиях избыточной застройки вызывает массовые протесты жителей Всеволожска. Ответить на накопившиеся у горожан вопросы постарался начальник отдела архитектуры и градостроительства Евгений Бородаенко. По его словам, все озвученные проблемы – системные, и в пятиминутной дискуссии невозможно полноценно их обсудить. На извечный вопрос «что делать?» главный архитектор Всеволожска ответил, что предложить ничего не может, однако призвал представителей общественности помочь администрации, а не «кошмарить» чиновников пустыми обращениями. По его мнению, все высказанные проблемы нужно сформулировать в виде законодательных инициатив, а затем лоббировать принятие тех законов, которые, как выразился Евгений Бородаенко, «позволят существовать».

Организаторы круглого стола обещали в ближайшее время разослать материалы по его итогам в областное правительство и в местные органы власти. Аналогичные круглые столы планируется провести и в других районах Ленинградской области.

Фото:




Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован на сайте. Пожалуйста, заполните все поля, отмеченные *