Четыре американских архитектора – о влиянии архитектуры на общество

Архитектура оказывает длительное и всё усиливающееся влияние на городские сообщества. Население Земли растёт, и городские пространства должны адаптироваться к нуждам будущих поколений. Тема «предвидения» стала основной на конференции Американского архитектурного института в Орландо в 2017 году. В ходе мероприятия четыре известнейших архитектора рассказали о своих проектах, чтобы продемонстрировать решения проблем, с которыми приходится столкнуться в связи с ростом населения Земли.

Участники дискуссии говорили прежде всего о городских пространствах, поскольку к 2050 году 70% населения Земли будет жить в городах. Такой приток жителей может усилить общую нагрузку на жилой фонд городов, их, инфраструктуру и течение городской жизни в целом.  «В чём не приходится сомневаться, так это в том, что люди переезжают в города не потому что удовлетворяют свои потребности, а потому что хотят этого, — заявил Алехандро Аравена, лауреат Прицкеровской премии и исполнительный директор компании Elemental из Чили. – На состояние человека влияет не только удовлетворение потребностей, но и желание лучшей жизни». Чтобы решить эту задачу – соответствовать основным требованиям и предложить что-то ещё – архитекторы работают с местными сообществами. Они хотят убедиться, что создают структуры, которые оказывают на людей наибольшее влияние. Участники конференции привели три основных вывода, касающихся взаимодействия архитектуры и общества.

Участие сообществключевой фактор

Диебедо Франсис Кере, основатель и директор берлинского архитектурного бюро Kéré Architecture, исследовал преимущества, которые здание может дать обществу – не только после завершения строительства, но и во время него. Кере, будучи родом из Буркина-Фасо, изучал архитектуру в Германии, а затем вернулся в родной город, чтобы построить в нем школу с использованием местных материалов и жителей. В процессе проектирования и строительства Начальной школы Гандо, Кере вынужден был убеждать людей в преимуществах своего выбора архитектуры и материалов, поскольку горожане относились скептически ко многим из его решений. «Я должен был сражаться, объяснять, но в итоге я убедил всех», — сказал он. Наконец, при помощи местных жителей, Кере построил школу, которая отвечала потребностям большинства учеников.

Майкл Мерфи, сооснователь и исполнительный директор бостонской MASS Design Group, развил эту точку зрения и рассказал о своём подходе к строительству, который также делает акцент на использовании местных материалов и местной рабочей силы. «Что если при строительстве каждого здания мы будем оценивать не только след, который оно оставило в природе, но и след, который оставил в нём человек?» — спрашивает архитектор.

Архитектура – средство достижения справедливости

Мерфи обсудил также стремление к справедливости, которое может удовлетворить архитектура. MASS Design вошла в этом году в шорт-лист конкурса по созданию нового памятника жертвам Холокоста в Лондоне. Проект компании, сделанный совместно с британской John McAslan + Partners, включал в себя огромную груду из 6 миллионов камней, символизирующих 6 миллионов евреев, убитых во время Холокоста. На 4 миллионах камней планировалось написать имена погибших, а 2 миллиона оставить чистыми в паять о безымянных жертвах.

Впрочем, Мерфи добавил, что «статичные памятники недостаточно ясно напоминают нам об истории», так что его компания включила в проект динамический элемент. Посетители памятника получат возможность взять камень с собой, чтобы продемонстрировать своё желание сражаться против нетерпимости. Постепенно, когда гости будут разбирать камни, груда начнёт уменьшаться, но пустое пространство послужит «доказательством того, что 6 миллионов человек хотят сражаться, — пояснил Мерфи. – Они ожили и исчезли, а то, что осталось, стало местом мира и покоя в центре Лондона». Окончательный проект памятника ещё не выбран, но Мёрфи представил свой вариант в качестве примера влияния архитектуры на общество. «Сам процесс создания архитектуры может быть актом справедливости», — сказал он.

Архитекторы должны учитывать возможные последствия

Парк High Line в Нью-Йорке стал символом удачного городского редевелопмента. Однако это привело к непредвиденным последствиям для окружающего сообщества, считает Элизабет Диллер, основатель нью-йоркской архитектурной фирмы Diller Scofidio + Renfro.

Законченный в 2014 году, этот проект превратил неиспользуемую железнодорожную ветку в приподнятый над уровнем земли парк протяженностью 1,45 миль, с деревьями, кустами и травой. Неожиданно для архитекторов, High Line превратился в культурный феномен, который охотно показывали по телевидению и тиражировали на фото. Была создана даже марка духов High Line с «запахом полевых цветов, травы… и городского обновления». Из-а популярности High Line арендные ставки в соседних с ним домах резко подскочили, что привело к отсутствию экономического разнообразия. Кроме того, наличие большого количества домов рядом с парком привело к волне вуайеризма среди посетителей и арендаторов. «За шесть лет High Line чрезвычайно изменился, — сказала Диллер. – Из места для отдыха он стал точкой стремительной урбанизации и местом, где люди могут пялиться друг на друга».

Поскольку High Line значительно превзошел ожидания по количеству посетителей и экономической привлекательности, как отметила Диллер, «в процессе удовлетворения существующих потребностей людей мы создали новые потребности». Из-за возникновения новых проблем, по её словам, архитекторы часто спрашивали себя, можно ли было сделать что-либо иначе, например, построить более маленькие дома, чтобы привлечь покупателей с различным доходом. «Оглядываясь назад, мы видим, что было трудно соблюдать баланс между настоящим и будущим», — говорит Элизабет Диллер.

Фото:

Оригинал статьи:




Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован на сайте. Пожалуйста, заполните все поля, отмеченные *