Александр Антонов: российские моногорода либо уйдут из категории «моно…», либо умрут

Согласно перечню, утверждённому распоряжением Правительства от 29 июля 2014 года, на данный момент в России существует 313 моногородов, разделённых на три категории в зависимости от степени ухудшения их социально-экономического положения. Урбанисты разрабатывают различные стратегии спасения тех моногородов, которые находятся на грани выживания. Так, например, специалистами КБ «Стрелка» была создана модель превращения бывшего промышленного города Байкальска в крупный туристический центр. Тем не менее, до реализации большинства из этих стратегий пока далеко.

О проблемах российских моногородов и путях решения этих проблем журналисты портала «лахта-центр.рф» спросили главного архитектора проекта Центра пространственной информации ГУП МО «НИиПИ градостроительства» Александра Антонова.

Александр Владимирович, как вы считаете, есть ли вообще перспективы развития у моногородов России?

Перспектив у моногородов нет никаких. Либо они уйдут из категории «моно…», либо умрут. Конечно отдельные города их этой категории, которые существуют за счет временного спроса на продукцию градообразующих предприятий – нефтяные города или Норильск, например, они и сегодня не особо жалуются и просуществуют в своем моносостоянии еще некоторое, возможно, долгое время, но потом все равно или умрут, или переродятся.

Что в первую очередь препятствует развитию моногородов? С какими трудностями им приходится сталкиваться?

Прежде всего, развитию препятствует их экономико-географическое положение. Если город находится за полярным кругом возле «дырки в земле», которая когда-то была или является до сих пор шахтой с чем-то полезным, то его перспективы сомнительны. Можно привести пример шведского города Кируна, который нашёл ресурсы и в таком неблагоприятном окружении, но Кируна такая одна в мире. Тиражировать ее опыт вряд ли удастся.

Та же ситуация с городами, отдаленными от транзитных путей сообщения, от мощных городских центров или густонаселенной сельской местности.  Именно поэтому, например, в списке правительства нет ни одного города или поселка из Московской области, хотя монопоселений под Москвой полно. Но их жители давно научились ездить по 2-3 часа на работу в Москву и кажется не испытывают от этого особых неудобств. По крайней мере, протестовать по этому поводу они не собираются.

Как вы думаете, что могло бы помочь моногородам выжить в нынешних сложных условиях?

Большинству из маленьких отдаленных поселков  ничего не поможет. В них нет человеческого и культурного капитала, вокруг них нет рынка, они слишком мал, чтобы сформировать рынок самостоятельно, нет никаких стимулов для того, чтобы туда пришел инвестор. Конечно, вокруг может быть отличная природа, но для туристической эксплуатации природы нужно несколько сотен работников, а это вовсе не город.

Конечно, могут быть исключения – выдающийся лидер на месте мэра или директора монопредприятия, Сложившееся, в том числе и в результате дауншифтинга сообщество – есть примеры подобных поселений в европейской части России, когда город вытягивают несколько десятков москвичей-переселенцев. Суда же можно отнести неожиданный территориальный ресурс – рекреационный, природный, культурный – но всегда уникальный и неповторимый. Некоторые из населенных пунктов могут представлять стратегический интерес для страны. Если подобных индивидуальных показаний к развитию нет, то лучше смириться и закрыть лавочку.

Не могли бы вы привести примеры моногородов, успешно существующих и развивающихся на данный момент?

Все примеры успешных моногородов связаны с успешностью их монопредприятий. Вдобавок к нефтяным городам можно говорить о моногородах РЖД, таких, как Лиски и Рузаевка, или сырьевых «корпоративных» городах, продукция которых пока востребована – Верхняя Пышма, Сатка и еще пара десятков им подобных.

Могут ли сейчас моногорода рассчитывать на государственное финансирование или оно  сократится в связи с кризисом?

Государственное финансирование чего? Это самый важный вопрос. Даже если Родина выделяет деньги, то куда они идут? В случае моногородов имеет смысл финансировать только гражданское общество, публичные проекты и общественные инициативы, а не экономику. Такие программы есть, но их мало.  Если таких инициатив в городе нет, то собственно «администрации» или «предприятия» финансировать бесполезно. Все вылетит в трубу. Если вдруг случится чудо и городу повезет с главой, тот найдет финансирование без всяких специальных программ.

Государственная поддержка может быть и не в виде прямого финансирования. Можно, например, убедить РЖД, что местное железнодорожное сообщение не обязательно должно быть безубыточным; транспортная доступность для некоторых городов критична. Или можно пересмотреть какие-то устаревшие нормативы, чтобы стимулировать ту или иную экономическую деятельность именно в городах. Сокращение госфинансирования как такового  некритично. Критично когда финансирование идет не по адресу.

Есть ли стратегии, которые позволят моногородам не пострадать или отделаться минимальными потерями при сокращении государственного финансирования? 

Нет однозначного ответа. Во-первых, в отдельных случаях сокращение финансирования быстрее приведет к естественной смерти никому не нужного города. Если лошадь сдохла, надо слезть. Во-вторых, в некоторых случаях сокращение внешней подпитки пробудит внутренние силы – это рано или поздно должно случиться, если город хочет не только выжить но и развиваться, ибо постоянно на капельнице из федеральных денег жить нельзя. А стратегии в каждом случае должны быть индивидуальные. Одного рецепта быть не может.

Смогут ли моногорода выжить самостоятельно, без поддержки государства?

Конечно смогут. И должны. И сейчас выживают. Я их перечислял выше. Какие-то – не смогут. Но, может быть, это и не нужно. Поддержка моногородов – это как поддержка сельского населения в эпоху урбанизации – на 80% благотворительность и неэффективное разбазаривание и так невеликих госсредств. И только на 20% эта поддержка имеет смысл. Важно хорошо подумать чтоб найти эти 20%.

Насколько реальны идеи «перепрофилирования» промышленных моногородов, например, в туристические объекты — такая идея была разработана для Байкальска.

Идеи моногородам нужны. Тем более если в том же Байкальске и горы неплохие и озеро уникальное. Но к идеям нужна еще инициатива. И вот тут сложнее. Я думаю, если в Байкальске отпустить на волю и немножко поддержать деньгами и умом инициативу местных жителей, то лет через 10 это будет нормальный курорт средней руки. А вот если вместо свободной инициативы запустить какую-то региональную программу создания международного центра всемирного туризма с «корпорацией развития» и привлечением «инвесторов», то – пиши пропало.

Фото: Денис Фомченков

 

 




Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован на сайте. Пожалуйста, заполните все поля, отмеченные *